mail@tender-rus.ru

8-800-700-23-26

Заказать обратный звонок
Заказать обратный звонок
  • Поле заполнено неправильно
Спасибо за обращение! Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.

О банковском бизнесе простыми словами

Банкир – работа нервная. Но в конце прошлого года она стала адской: Центральный банк начал хоронить подопечных с пулеметной скоростью. Логику проскрипций так никто и не понял. Мы провели один день с главой банка из первой сотни и разобрались в том, как работает типичное кредитное учреждение и почему банкиру в России жить тяжело.

 

«На банковском бизнесе сверхприбыли не заработаешь, это – сплошной геморрой, - сетует М. - Мы вынуждены жить на, условно, 3% от оборота - это предел, на других коммерческих проектах можно зарабатывать все 15%»

 

Конечно, зовут его не М. Но он типичный успешный российский банкир, председатель правления: дизайнерская одежда, дорогие часы, на столе — два телефона.

Банковская чистка в действии


За 2013 год ЦБ «вымел» с рынка 29 банков (в 2012 году - 16, в 2011 - 18). Агентство по страхованию вкладов, гарантирующее возврат вложений до 700 000 рублей, ставило все новые рекорды по выплатам — началось с банка «Пушкино» (20,2 млрд руб.), за ним  последовал «Мастер-банк» (31,2 млрд руб.) и, наконец, «Инвестбанк» (29,4 млрд руб.)

 

Всего фонд АСВ за прошлый год потерял 110 млрд руб. Спасти ЦБ решил всего два банка — нижегородский «Эллипс» и самарскую «Солидарность».

 

В этом году ЦБ отозвал лицензии уже у 15 банков, самый громкий случай - «Мой банк», принадлежавший экс-сенатору Глебу Фетисову. Банк ЦБ спасать не стал, несмотря на просьбы известных вкладчиков, в том числе режиссера Никиты Михалкова.

 

Бизнес банка прост как яйцо: привлечь деньги под низкий процент – и отдать их кому-то под процент побольше. Условно, привлекается депозит под 12%, за его счет выдается кредит под 15%. Разница – те самые 3%, из которых еще вычитаются налоги и прочие затраты.

 

Это так называемые процентные доходы. «В реальности от них почти ничего не остается - ведь есть еще кредиты, по которым народ просто не платит – и они тоже финансируются привлеченными деньгами. А если мы закладываем риск невозврата в процент – приходится выдавать кредиты под бешеные 17-19%», - говорит М.



Гораздо больше банкиры любят непроцентные доходы – комиссии за переводы, платежи, продажу страховок, другие дополнительные услуги. Риска здесь никакого – клиент платит сразу. Поэтому банкиры стараются увеличить их долю хотя бы до 50%.

Но зарабатывать на комиссиях – это не кредиты выдавать. Здесь нужен подход к людям. «Люди платят только тогда, когда они довольны банком и его сервисом. Любые технологии и решения — все это копируется, покупается, воруется. Но скопировать человеческие отношения нельзя», - говорит М.

 

«Я могу купить вареную колбасу и в магазине у дороги, и в дорогом гастрономе. Я иду в последний и плачу за ту же колбасу дороже. Там красивый магазин, улыбающиеся продавщицы, а колбасу мне порежут, уложат и в пакетик завернут. Это то, за что я готов заплатить премию к стоимости все той же колбасы. Так же и с комиссионными доходами — банк должен создавать дополнительную стоимость для клиента», - рассуждает банкир.

 

Но пока банкиры налаживают человеческие отношения с клиентами, деньги им в основном достаются от классического: «привлек подешевле – выдал подороже».



Восстание масс

 
«Вкладчики - сумасшедшая, неуправляемая толпа. Банк может быть самым лучшим в регионе. Но толпа его снесет и не заметит», - говорит М. Это он о «физиках» - частных вкладчиках, которые открывают в банках депозиты. Их деньги – самый лакомый кусок для любого банка. Миллионы желающих сберечь и приумножить – практически неисчерпаемый ресурс. Конечно, если уметь с ним обращаться.


По данным Банка России, в 2013 году практически треть всех средств, которые привлекли банки - 29,5% - приходилось на физлиц. Для сравнения: депозиты «юриков» - юридических лиц – составили всего 18,9% пассивов (так в бухгалтерии называются привлеченные средства).


«У некоторых банков на вклады населения вообще приходится под 80% всех пассивов», - говорит М. Дело в том, что заманить «физика» в отделение очень просто: достаточно предложить выгодную процентную ставку – и от желающих отдать свои деньги не отобьешься. К тому же, по закону при закрытии банка вклады до 700 000 рублей возмещаются специальным Агентством по страхованию вкладов. Рисков – никаких.


«Клиент ищет самый плохой банк, предлагающий явно завышенные ставки по депозитам. Клиент относит до 700 000 рублей, у банка отзывают лицензию. Назначается агент по выплатам застрахованным вкладчикам их средств, например, крупный надежный банк. Этот банк предлагает вкладчику открыть депозит у него. А вкладчик разворачивается и уходит: здесь 10%, а в очередной «помойке» 16%, а деньги ему государство вернет все равно», - рассказывает М.


Но даже приличные банки не застрахованы от проблем. Население может в любой момент забрать деньги из банка - независимо от срочности его вклада. Если «физики» впадают в истерику и массово закрывают вклады, банку не до смеха: свободных средств – ликвидности – у него не так уж и много: все вложено в дело, например, выдано в виде кредитов. «Наступает кризис ликвидности — просто нечем платить по обязательствам», - резюмирует М.

 

Что такое ликвидность

Ликвидность — способность банка обеспечивать полное и своевременное исполнение своих обязательств. К источникам ликвидности банка относятся непосредственно деньги (в кассах, хранилище, банкоматах), ценные бумаги, которые банк может быстро продать, межбанковские кредиты и кредиты Центрального банка РФ (ЦБ).

 
Недостаточность ликвидности приводит к тому, что банк не исполняет свои обязательства, а избыток - к падению его доходности: ведь эти деньги никуда не вкладываются или приносят малый доход. ЦБ устанавливает для банков обязательные нормативы ликвидности — мгновенной, текущей и долгосрочной. Обычно банк, страхуясь от оттока вкладчиков, держит подушку ликвидности в размере 10-15% от размера всех средств.

 

Спровоцировать панику – проще простого: например, можно заказать в СМИ пару статей о проблемах у конкурента. Или – начать информационную атаку пожестче: заклеить банкоматы и отделения листовками, начать смс-рассылку с текстом об отзыве лицензии и так далее.


Российский вкладчик на редкость пуглив: многие просто не понимают, как работает банковская система, при любой неприятности в экономике впадают в истерику и решают, что дома под подушкой деньги хранить надежнее. Есть еще один класс пугливых – богатенькие: те, у кого вклады больше 700 000 рублей.


«Беда в том, что банк не знает, сколько может прийти людей за депозитами», - говорит банкир. У банков есть нормативы ликвидности, минимальные значения которых установлены ЦБ, но банки держат эти значения выше минимума, чтобы создать «подушку безопасности».
Впрочем, он признает, что все это делается на ощупь - предугадать, сколько пассивов вкладчики «вынесут», невозможно. Массовое бегство вкладчиков – кошмар любого банкира.


«Из банка утекает несколько миллиардов. Если у банка «зарыты» деньги в длинных инвестиционных проектах, это катастрофа», - говорит М. Ведь быстро закончить проект и получить деньги сразу банк не сможет. Если «утекает» не много мелких вкладчиков, а один крупный, это тоже беда.
«Недавно из одного банка крупный корпоративный клиент забрал несколько миллиардов. Его владелец пришел ко мне и говорит – дай денег. Я ему отвечаю: «Ты мне друг, но денег не дам», - рассказывает М.
Итог печален: у банка недавно отозвали лицензию.


Отток средств страшен еще и потому, что банк – это машина, которую мгновенно остановить невозможно. Например, даже если денег нет, ни в коем случае нельзя останавливать кредитование «физиков» - по рынку мгновенно поползут слухи и банк вполне может рухнуть. Приходится отзывать кредиты у «юриков», а это технически очень сложно и, помимо всего прочего, бьет по компаниям и экономике в целом.


Набеги вкладчиков

 
Паника вкладчиков парализовала один из крупнейших банков Самарской области -  «Солидарности». За ноябрь-декабрь прошлого года банк лишился почти 30% средств физлиц, следует из его отчетности. Бывший совладелец потерявшего лицензию в прошлом году «Смоленского банка» Павел Шитов говорил, что у банка начались проблемы после потери 15% пассивов, которые вынесли вкладчики.

 
Процесс может развиваться лавинообразно: после ввода временной администрации в Москомприватбанке вкладчики за один день унесли 1,1 млрд руб. Среди причин, по которым ЦБ отзывает у банков лицензии, кроме нарушений требований антиотмывочного закона и предоставления недостоверной отчетности, регулятор вновь начал указывать потерю ликвидности.

 

Банк банку – волк

 
Второй по значимости источник средств для банка — межбанковские кредиты (МБК), рассказывает М. Это – деньги, которые банки одалживают друг другу. Тоже, естественно, под проценты.


«Есть банки-доноры, у которых есть излишки денег. Это в основном крупняк. Но в долг они дают не всем – как правило, первой пятерке-десятке банков. Они надежнее», - рассказывает он.


Работа банков на рынке МБК строится так: банк проверяет финансовое состояние банка-контрагента. Дальше решает, на какой срок можно выдать кредит. «На один день ты ему веришь и готов дать 1 млрд рублей, на неделю веришь, а вот на месяц уже веришь меньше и можешь дать только 200 млн рублей», - описывает он схему. Если в банковской среде наступает кризис доверия - все эти лимиты фактически сводятся на нет, деньги можно получить на одни сутки (так называемый кредиты overnight).


Сделки на рынке МБК заключаются через специальные электронные системы - Reuters Dealing, Delta. Но обсуждать их можно как угодно – хоть по телефону. Пик операций приходится на утреннее и послеобеденное время, большинство сделок в системе заключается по заявкам заемщиков.
Основа работы рынка МБК — доверие банков друг другу. Сейчас с этим совсем плохо. По словам банкиров, работа рынка с конца прошлого года ограничена первой десятков банков. Средние и небольшие банки привлечь деньги на МБК практически не могут.


Хуже всего сейчас региональным банкам  - им никто никаких денег не дает, говорит М. Выживают они исключительно за счет депозитов населения – либо пытаются обойтись собственным капиталом.


Такой плохой ЦБ

 
Брать деньги банки могут не только друг у друга или вкладчиков, но и у регулятора – Центрального банка (ЦБ), который устанавливает правила игры для всей банковской отрасли. ЦБ дает банкам самые разные кредиты – но, как правило, требует залог: например, активы и поручительства, золото или ценные бумаги. Основной инструмент кредитования — так называемые операции РЕПО (продажа и последующая покупка цен

ных бумаг через определенный срок по заранее установленной цене).


Впрочем, получить деньги у ЦБ – та еще мука. «Я лично пытался в 2008 году получить кредит у ЦБ под залог активов. Из десятков подошел один. Шла проверка каждого кредита с горой документации. В итоге мы смогли взять всего около 90 млн руб., это почти ничего», - рассказывает наш банкир.

Банковская гарантия от реестровых банков
из списка МинФина

Надежный документ с банковским резервом на срок действия гарантии


Активная работа 

 
«Все отзывы лицензий связаны только с одним — с плохим качеством активов. Некоторые банки просто ничего не имели за душой», - говорит М.


На банковском языке активы – это то, куда банк вкладывает привлеченные средства. Например, он может раздать их в виде кредитов, купить ценные бумаги, золото, залить на счета в другие банки или ЦБ, вложить в землю, здания, оборудование. Принцип один – это все должно приносить доход.
Самое выгодное – выдавать кредиты. И самое опасное. Потому что никто не может дать гарантию, что их вернут. Происходит это всегда неожиданно. «Вот у нас «выстрелили» кредиты десятилетней давности: было все хорошо, компания платила. А тут наступил кризис – и все, готова просрочка», - объясняет банкир.


«Взыскать потом кредиты - дохлый номер, - категоричен М. - Приезжает банк к должнику, а залога либо нет, либо он в пять раз меньше, чем заявлено. Система взыскания нормально не работает».

 

Заложи потихоньку калитку

 
Залог — это имущество заемщика, которое банк требует в качестве обеспечения по кредиту. Оно гарантирует банку возврат денег, если заемщик не может выплатить кредит. Это жилая и коммерческая недвижимость, земля, оборудование, товары в обороте (например, зерно), транспорт, ценные бумаги. Стоимость залога обычно покрывает размер кредита. Чтобы взыскать залог, банк должен получить решение суда, с которым судебный пристав вместе с сотрудником банка приходит к должнику, чтобы забрать залог.


В кризис все надеялись на залоги. Но оказалось, что продать их практически невозможно: это либо специфический товар (например, куда банку девать подшипники или живых поросят), либо недвижимость, которая резко упала в цене. Так у многих банков образовались «плохие активы» – те, которые не приносят дохода и непонятно сколько стоят.


«Например, у нас есть земля – досталась в виде залога в кризис. Формально ее стоимость — больше миллиарда, но я ее готов продать в 5 раз дешевле, эти несколько десятков тысяч гектар. Но ее никто не покупает — кому нужна земля, на которой можно только заниматься сельским хозяйством», - рассказывает М.


Многие банки увлекались кредитованием тех же «физиков»: на волне потребительского бума те соглашались платить любые проценты. И что же?
«Какие залоги могут быть у физлиц? Квартира? За более чем 20 лет работы я ни одной квартиры не взыскал. Там тут же оказываются прописаны инвалиды, дети, психически нездоровые люди — кто угодно», - рассказывает М.


Все остальное свое имущество должники моментально переписывают на кого-то, как только чувствуют, что запахло жареным. А чувствуют они это всегда раньше, чем банки. Никого не останавливает даже запрет на выезд из страны – можно спокойно выехать, например, через Белоруссию.


Развлекаться кредитованием физлиц могут только очень уверенные в себе банки, говорит М. Беда в том, что кредиты – это наркотик. Люди просто не могут остановиться. «Паспорт, водительское удостоверение, получил кредит под 60% и пошел в другой банк за вторым», - так наш банкир описывает типичного кредитного наркомана. При этом предельная долговая нагрузка на заемщика — 50% бюджета семьи, считает он.


«Вот идет женщина по магазину, она видит шубу. Ей дают кредит. Она в этот момент не думает, чем будет платить и не хочет даже думать. Ей важно одно — выйти в этой шубе в свет», - рассказывает банкир. Чистые эмоции.


Еще одно опасное банковское увлечение – вложения в недвижимость или строительные проекты. Иногда даже строительной компанией владеет тот же банкир – и финансирует он собственную компанию. В случае удачи деньги можно грести лопатой, но банкиры – не профессиональные строители и, недооценив риски, часто теряют еще больше, чем на кредитах «физикам».


«Все стройки — длинные проекты, продажи в итоге могут оказаться низкими, а сроки – затянуться. Вот банк и «попал» - начинаешь продавать объекты, а оказывается, что на рынке такого уже пруд пруди и в два раза дешевле, чем у тебя», - говорит М. Если же банк на такой проект и сам взял деньги в долг – это, считай, конец.


Рискованная политика

 
По сути дела, эффективность работы банка зависит от того, как его клерки оценили риски вложений – вернутся выданные кредиты или нет.
Есть методики, по которым оценивается финансовое состояние заемщика. Для заемщиков-«юриков» делается стресс-тест: специалисты по рискам смотрят, что будет с компанией при какой-либо конкретной ситуации.

Проще говоря, манипулируют отчетностью: подставляют разные значения прибыли, доходов, себестоимости и прочего, и смотрят, останутся ли у компании деньги в случае ухудшения ситуации.


Решение о выдаче компании кредита принимается на специальных кредитных комитетах. Работают они так: собирается пара десятков высокопоставленных банкиров, которые получили все бумаги за 15 минут до того. А потом – голосуют.


«Физикам» кредиты выдаются проще – обычно решения принимает электронная скоринговая система, которая оценивает всю представленную заемщиком информацию. Иногда выдача идет через так называемое «кредитное интервью» - клерки задают клиенту набор стандартных вопросов. Скоринг вполне можно обмануть, говорит М. А вот с менеджером сложнее – тот может спросить про мелкие детали вроде того, какая автобусная остановка находится рядом с местом работы.


«В целом неправильных оценок заемщиков – пруд пруди», - говорит банкир. Проблема – плохая работа менеджеров. Результат печален: если по займу не платят, то банк должен из собственной прибыли или капитала рассчитываться с теми вкладчиками (читай – кредиторами), за чей счет он выдал «плохой» кредит. На банковском жаргоне это называется «дыра» - стоимость вложений банка ниже, чем он заявил во всех документах. Если денег на ее закрытие у банка нет, начинаются фальсификации.


Проблема в том, что ЦБ постоянно следит за банками, требуя соблюдения от них множества правил. Это понятно: структуры, которые привлекают чужие деньги, должны быть под особым контролем. Для всех банков ЦБ устанавливает так называемые обязательные нормативы. Всего их — 9. Их предельные значения отражают тот минимум, при котором банки способны работать. По показателям нормативов можно косвенно судить о финансовом состоянии банка и его устойчивости. За несоблюдение нормативов ЦБ может оштрафовать банк, ограничить или запретить осуществлять отдельные операции  (например, принимать вклады от физлиц), отозвать лицензию.


Самый проблемный для любого банка показатель — норматив достаточности капитала Н1, который банки боятся нарушить как раз из-за «плохих» активов (банки гасят задолженность перед своими вкладчиками из своих средств и проедают капитал, оставаясь совсем без денег).

 

Лжец, лжец

 
Как закрыть «дыру в балансе» и обмануть контролеров?
Способ 1. Выдать несуществующие кредиты. Компаниям из числа клиентов предоставляется «технический» (читай – несуществующий) кредит. У банка лежит нормальный кредитный договор, по которому он якобы получает проценты. А у компании есть второй документ, который удостоверяет, что она ничего не должна. Для проверяющих это нормальный «хороший» кредит, приносящий прибыль.

 
Способ 2. Выдать кредиты нескольким тысячам несуществующих «физиков». Проверить их наличие абсолютно невозможно, а на бумаге они все тоже приносят прибыль.

 
Способ 3. Создать паевый инвестиционный фонд (ПИФ). «Плохие» кредиты отдаются ему, а банк учитывает в своих документах ценные бумаги самого ПИФа, которые формально могут стоить сколько угодно.

Как скоро меч Немезиды обрушится на голову нарушителя? Как говорит М., люди из ЦБ зовут банкиров на ковер моментально – как только заметят по бумагам, что у банка что-то не так. Например, выросла на 20% выдача денег в кассе – пожалуйте на беседу: не занимаетесь ли обналичкой средств? Или, например, получена жалоба от обычного гражданина – банку направят письмо с просьбой объясниться. Быть банкиром – не так уж и просто. В нынешней России, похоже, особенно.

Интересная статья  от bankir.ru

 

Вероятно, вам также будет интересно ознакомиться со следующими статьями:

Надежные банки. "Белый список"

Определение надежности банка. Основные методы

Отзыв лицензий у банков. Основные причины

Оставьте заявку на бесплатную консультацию и расчет стоимости


Спасибо за обращение

Благодарим за обращение в нашу компанию!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.
Готовы ответить на Ваши вопросы
  • Мария Гасымова
  • Наталия Жидкова
*Время работы
консультантов
с 9:00 до 18:00 МСК

Оставьте Ваш адрес электронной почты для подписки на еженедельную рассылку «Новости Госзаказа»

Никакого спама, одно письмо в неделю с лучшими статьями за 7 дней

Вы успешно подписаны на рассылку